На главную




Глава 20. Про то что главное - это вовремя уехать.

Уехать надолго за границу можно было двумя путями. Первый длинный путь — пройти все круги иммиграционного процесса. Справки, бумаги, интервью и прочие прелести занимают от полугода до двух лет, смотря в какую страну вы собрались иммигрировать. При этом четкой гарантии успеха нет и быть не может. Так уж устроено международное право, отказать могут и без видимых причин, даже не объяснив причин отказа. И отказать имеют возможность на любом этапе. А это означает, что можно потратить огромное количество денег и времени, получив в итоге разбитые надежды и полное разочарование.

Нам ближе был второй путь — получение туристических виз, дающих право жить в стране минимум три месяца. А там — или законным, или не совсем законным путем можно будет закрепиться, остаться.

Конкретно по Греции мы выяснили одну важную вещь. Раз в год, иногда раз в полтора года, объявлялась амнистия для нелегальных мигрантов. Почти все, обратившиеся в этот период, получали вид на жительство и право на работу. Причем мы оказывались в более выигрышном положении – ведь никакой работы в Греции мы не искали и не планировали. Хотя в будущем все-таки нашли на месте нечто вроде неплохой подработки, естественно, по своему профилю.

Изучая материалы по Греции, мы все больше убеждались в правильности решения. Во-первых, православное население, отсутствие всяких чуждых религиозных заморочек, как в Израиле. Во-вторых, присутствие более чем ласкового моря, отличных пляжей и красивейшей природы. Ну, и, конечно же, достаточно простой путь в Россию — многочисленные авиарейсы, два поезда, автобусы. Это было немаловажно, поскольку рвать связь с родиной мы не собирались.

«Наши», русскоязычные, в Греции были представлены в основном выходцами из Средней Азии и Кавказа, этническими греками, переселенцами. В большинстве своем это были простые трудяги, искавшие на исторической родине лишь кусок хлеба да спокойствие для своих семей. То есть конкуренции, реши мы заняться неким бизнесом в греческо-русскоязычном сегменте Сети, было немного.

Получить туристическую визу оказалось немного сложнее, чем я думал. В то время в консульствах принимались только групповые заявки от туроператоров или те, у кого имелся гостевой вызов. С турами мы решили не связываться, потому как пропажа туристов на маршруте безусловно вызвала бы немало шума. Оставался вызов, но как его получить…

Мои знакомые, у которых я гостил в Салониках, отпадали. В разгар туристического сезона застать их в городе было невозможно — одни уезжали на заработки на Кипр, другие переселялись на Халкидики, курортный полуостров. Да и вызов от обладателя ВНЖ не вызвал бы должного почтения у консулов, еще откажут, тогда уехать будет еще сложнее.

Конечно, Греция входила в Шенгенскую зону, и визы любой шенгенской страны было бы достаточно для въезда. Но не вызовет ли это трудностей при последующей легализации? Мы решили не рисковать.

А тем временем наши сайты укрепились в позициях. Два-три года — прекрасный возраст для любого тщательно поддерживаемого ресурса. А уж для развлекательного сайта это возраст абсолютной зрелости.

Мы были забанены в Google по понятным причинам на вечные времена. Однако и Яндекса хватало за глаза: посещаемость дошла до стабильных 80 000 уникальных посетителей в сутки, что оставило далеко позади основных конкурентов. Теперь с нами никто не воевал, но все страстно хотели дружить. Мы же с самого начала выбрали сдержанную, трезвую политику отношений в тематической среде: особо не приближая никого, старались обходить острые углы и поддерживали хорошие приятельские отношения с соседями по цеху.

Мы не препятствовали размещению наших фильмов и передач на других сайтах, не делали трагедии по поводу нагло стянутых обзоров, которые также как и переводы, считались лучшими в Рунете. Как только количество копий обзора достигало критической массы, мы заказывали редактуру и получали снова уникальный текст за гроши. Чем, собственно, снискали некоторое уважение в среде так называемых «варёзников».

Одним из шапочных знакомых, активистом нашего форума, оказался гражданин Греции по имени Пасхалис. Мы знали друг друга сто лет, само собой виртуально, и часто общались. Но во время всей этой кутерьмы как-то упустили его из вида.

И вдруг неожиданно Пасхались сам предложил свои услуги. Оказывается, вот уже три года он был полноценным гражданином Греции, и сделать пару вызовов для него не являлось проблемой. Тем более, оказалось, что его сестры (а всего братьев и сестер у него было пятеро) держат небольшое турагентство в Салониках. Мало того, я, оказывается, однажды пересекался с ними в один из приездов.

В общем, через неделю мы получили на главпочтамте два официальных конверта с вызовами. Теперь всю бумажную корреспонденцию мы предпочитали получать на почте, потому что наши обгорелые разбитые почтовые ящики с недавних пор стали не очень надежными.

Не стану описывать процедуру получения виз, потому что прошло все очень просто. Наши паспорта были порядочно проштампованы в поездках, мы были хорошо одеты и собирались ехать на автомобиле. Вероятно поэтому визы нам проставили в течение суток с момента подачи. Причем, я получил годовую мультивизу, а Алексею проставили визу на полгода, но тоже многократную.

А дома страсти накалялись все больше и больше. Отца вызывали «наверх», в областную администрацию. Там, в полуофициальной обстановке, с ним провел беседу старый шапочный знакомый, ныне заместитель губернатора. Полунамеками этот видный чин намекал отцу на мое неблаговидное поведение, занятие «черт знает чем» и вообще антиобщественный образ жизни. Папа, понятное дело, не лез в бутылку, но дома выпустил пар по полной программе, поминая «незлым тихим словом» всех чинуш вместе взятых.

Меня гнев родителя не коснулся, отец прекрасно видел, как трепетно отношусь я к своей работе. Да и мой образ жизни вовсе нельзя было назвать антиобщественным, в отличие, кстати, от сынка того самого замгубернатора, который буквально не вылезал из пьяных скандалов, носясь по области на черном порш-кайене и почем зря глумясь над гаишниками.

Накануне отъезда мы собрались за столом в тесном семейном кругу. Были все наши и родители Алексея, сотрудники, в том числе программер с очередной своей пассией, и даже переводчица с мужем — милые, интеллигентные, очень обаятельные люди.

Мы решили не прекращать работу офиса, оставив все дела на персонал. За нами оставалось наполнение сервера свежими фильмами и передачами, и делать это мы планировали удаленно.

 

В предрассветных сумерках мы выехали в путь. Уже к обеду были на украинской границе, которую пересекли удивительно быстро по внутренним паспортам (слава великой российско-украинской дружбе). А заночевали на украинско-молдавско-румынской границе, такой парадокс в виде крохотного перешейка, откуда видно аж три соседних страны.

 

К вечеру следующего дня мы, проехав Румынию и Сербию, въехали в Элладу. До Салоник добрались без приключений, а там сходу вселились в арендованную для нас Пасхалисом квартиру с чудным видом на старый город, море и крепость. Откуда, собственно, я и пишу эти строки.

<< Глава 19. Про развитие и усугублении паранойи, жизнь под колпаком и усилении настроений эмигрировать, плавно переходящем в планы. Кстати, читатель, отсутствие паранойи не означает отсутствия слежки.

 


Поиск по сайту


Реклама


Спонсоры

inter-job.ru © 2007-2017. Использование материалов при наличии обратной ссылки приветствуется.